Скайльд (skaild) wrote,
Скайльд
skaild

Category:

Про котиков и другое

Румпель и Барт скучали. Большие переехали из такой уютной квартиры в новый дом. Котов, естественно, забрали с собой. Захара Большие перевезли тоже. Специально приготовили ящик с монетами и мехом.
- Они совсем больные? - спрашивал котов Захар.
Барт - уже заматеревший  кот - бросался в пылкие объяснения. Румпель молча выпячивал лопатки. Этот жест он подсмотрел у Больших. Те называли это “пожать плечами”.
Черные остались в большом городе. Тут было все по-другому. Вкусные мыши, луна, прибожек по имени Прибожек (Большие не самые креативные создания). Коты толстели, ели и скучали. У Больших было все нормально. Захар сменил вилку на сучковатую палку и неделями пропадал, объясняя местному народцу, что иногда лучше жевать. Пока есть чем. В общем, в доме царила лень.
Скучно перестало быть, когда сама маленькая из Больших попросила кошечку. И в доме появилась Хель.
Барт был уверен, что Хель дурная. Как только эта бедовая деваха научилась цепляться за плед, она забралась на диван и укусила Барта в зад.
Стерпеть такое было нельзя.
Барт вскочил с четким желанием терзать. Карающая лапа уже неслась раздавать справедливость, но все как обычно испортили Большие. Барта отшвырнули и пообещали выгнать жить в конуру на улице.
Осталось рыкнуть на наглую девку и следить, чтобы она не появлялась в радиусе хвоста.
Черные пришли внезапно.
Барт уснул на своем любимом диванном месте. Все было хорошо - шершавый плед, в тарелке осталось еще еды  - перекусить. Барт почти мурлыкал, когда с лестницы скатилась Хель.
- Дрыхнешь, урод! - почти пролаяла она
Барт вскочил, оскалясь. Но Хель зашипела и резко скрутилась в штопор - она это умела - и, слетев с загривка кошки, перед Бартом хлопнулся здоровенный Черный.
- Доволен?
- Откуда?
- А я знаю? Ваши кто-то!
- Не суети, девка…
Хель выпустила когти и зарычала:
- Еще раз назовешь меня девкой - и я располосую твою мерзкую морду, как спинку дивана!
- ТИХО!
С лестницы спускался Румпель. Нет, не Румпель - Румпельштильцхен. Шерсть была выдрана и подпалена. Хвост был отрублен - за котом бежал багряный шлейф.
- Тихо, - повторил Румпель, спустившись.
Барт поежился и даже забыл нашипеть на Хель, которая привалилась к его ноге.
Румпельштильцхен продолжил:
- Черные нашли нас.
Барт попытался было вставить слово, но Румпель зыркнул, и черный кот подавился мяуканьем.
- План такой. Надо вывести их из дома. А там подоспеют полевые и с других домов.
Сверху раздалось ехидное хихиканье.
- Никто никогда не придет с других домов. Никто и никогда.
Раздался глухой удар, и перед котами упал грязный взъерошенный подросток. Следом приземлился Захар.
- Понял? - спросил Захар, глядя на Прибожека.
- Да, дядя Захар.
- МОЛЧАТЬ! - заорал Румпель. - Вам бы лишь бы плед  и пожрать!  Болонки траханные! Придерживаемся плана. Просимся на улицу. Выманиваем Черных. И убиваем их.
- А ты сможешь, дед? - ехидно ухмыльнулась Хель .
- Еще раз мявкни, и мы с Бартом и Захаром будем драться втроем.
- Вчетвером! - Прибожек стоял, держа цыганскую иглу. Захар одобрительно погладил его по негнущимся волосам.
В пол постучали.
- Пора!
Барт и Хель встали у входной двери и запели Песню Вызова. Песня Вызова - это Бой. Бой до смерти.
Большие раскричались и открыли дверь. Три кота сели на крыльце.
И  Черные ринулись на Румпеля. Он снес первую волну тремя точными ударами, но Черные сыпались и сыпались.
Барт зарычал как собака и взвился вихрем из когтей и клыков. Приземлившись, он повалился на бок - сил не осталось.
Захар и Прибожек пытались прорваться, но Черные валили из открытых дыр, как из лейки.
- Сюда! - ввинтился в тишину тонкий голос - и дверь задрожала.
- Дура! - заорал Румпель, - Не  смей!
Но воздух уже стал тягучим - Коридор открылся. Хель рванула ближайшего Черного зубами и скакнула внутрь. Черные гурьбой повалили за ней…
- Она же успеет? - Барт толкнул Румпеля.
Румпельштильцхен нехотя поднялся на ноги:
- Коты умеют ходить сквозь миры…
- Я знаю это, старик! Хватит лечить меня!
Румпель посмотрел на Барта. А потом одним мыльным движением скользнул ему под горло.
- А раз знаешь, - услышал Барт. - Что же ты сомневаешься?
Барт тогда кинулся на Румпеля. Старый кот прижал его к полу. Барт заплакал.
Так бывает, шептал старый толстый кот. Бывает.
А Барт все выл и выл…
Tags: Ксерион, взгляд сквозь ребра, котэ
Subscribe

  • Про Скайльда

    Да, будет про меня, несмотря на то, что день рождения вчера был у Нэйры. Я, в общем, бьюсь в кризисе. Не, не в том, банальном, когда денег нет,…

  • Про год

    Хуевый год. Хоть и свинячий. Ну, то есть, вроде как мой должен быть. А вот хуй, как говаривали преподы на экзаменах, которым я пытался доказать…

  • Про вчера

    Каждый алкогольный напиток обладает своим характером. Не замечали? Тогда пейте свою ягу и на хуй отсюда. Кто остался – продолжим. Возьмем,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments