Скайльд (skaild) wrote,
Скайльд
skaild

Categories:

About Unknown Armies

Ребра сдавливают сердце. В бок на каждый шаг втыкаются вязальные спицы. Горло деревянное, сглотнуть – подвиг.
Я спотыкаюсь – бежать по шпалам, пиздец как неудобно. Впереди светлеет. Тоннель под ногами дрожит.
Я бегу. Я стараюсь не оборачиваться.
Поворот. Еще поворот. Яркий свет бьет по глазам. Красные цифры на табло замирают.
Я бегу. Воздух превращается в кисель. Я чувствую, как колени врезаются в него. Как в... Как в кисель.
В висках начинает стучать. В глазах – краснеет.
Я бегу. Край станции находится чуть выше моей головы. Люди с удивлением смотрят на расхлестанного человека, выбегающего из тоннеля. Серое лицо – тоннельная пыль как на клей прилипла на слюни, слезы и сопли, которые я на бегу размазывал по лицу.
Я замечаю молодого парня, который глотает что-то из бутылки, завернутой в бумажный пакет. Сзади раздается пронзительный гудок, и я вижу, как из-под моих ног вылетает волна света.
- Брось! – ору я, протягивая руку.
Парень вздрагивает и роняет свое пойло. Бутылка падает донышком на край платформы. Снаружи непонятно – разбилась или нет. Но у меня все равно нет выбора. Я прыгаю на контактный рельс, протягивая руки к пакету. Поезд грохочет в тридцати… Двадцати.. Десяти метрах…
Нога отнимается. Словно что-то бьет по затылку. Руки сводит.
Но я уже схватил!
Пакет вываливается из моих рук и падает мне прямо на лицо.
Вискарь!
Я пью его! Я глотаю куски стекла, смоченные божественной жидкостью.
Серьезно? Bushmills?
В горло впивается осколок. Я делаю усилие и проглатываю. И чувствую, как он идет по пищеводу, оставляя скользкие кровоточащие царапины.
Воздушная подушка, идущая перед поездом, приподнимает меня, чтобы размазать по рельсам.
Но я уже спасен.
Я дипсомант.
Обычно все начинается обычно. Так и у меня.
Я проснулся на полу. Телек показывал очередную чудо-резалку для помидоров.
- Представьте, как вы утром сидите со своей семьей и завтракаете яичницой с помидорами, нарезанными этим замечательным слайсером!
Я приподнялся на руках, думая найти опохмел. Желудок прополз по телу и укусил меня в голову. Все, что я выпил и съел вчера, выплескалось из меня на ковер. Я расплакался и прижался к блевотине щекой. Как к маме.
Спустя сорок минут, кто-то позвонил в дверь.
Через час я дополз до входа.
Привалившись к стене, я толкнул дверь. Замков на ней не было уже давно. На пороге стоял маленький нигер из соседнего дома.
- Здравствуйте, мистер Андерсон. Родители сказали, что купят мне велосипед, если я помогу десяти соседям. Чем вам помочь?
- Сгоняй за пивом!
- Мистер Андерсон! Мне тринадцать лет! Мне не продадут пиво!
- Найди мне выпивку, - прохрипел я. – И я дам тебе потрогать палец, который засовывал в твою мамашу!
- Одну секунду!
Паренек попятился, но потом снова подошел к двери.
- У вас лежала посылка в почтовом ящике, - паренек протянул мне бумажную коробку, размером с книгу.
- Спасибо, - высипел я. – А теперь съеби и без вискаря не возвращайся!
Хлопнув дверью, я вернулся в комнату. Нашел не использованную подушку и бросил ее на лужу блевотины. Покрутил пакет.
Вскрыл.
Видеокассета. Потертая. На передней панели наклейка. «Порно. Богиня. Анал. Фистинг. DP. Сквиртинг. All sex».
Зацепило последнее. Я вставил кассету в видео, пытаясь предположить, что я там увижу.
И успел посмотреть только классический секс, когда в дверь ударили.
Нет, не постучали. Ударили. И дверь завопила, перекосившись.
Черт меня дернул вытянуть кассету.
Первой в комнату ворвалась деваха из стрип-клуба. Черное кожаное белье. Хлыст. И ствол в левой (в левой!) руке.
К сожалению, мое либидо нынче измерялось пипеткой для младенцев. Не знаете? Пипетки для младенцев делаются с круглым носиком. Если набрать в пипетку немного водки и вставить в уретру, а потом влить содержимое внутрь – создается иллюзия оргазма. Вы скажете – это иллюзия! А я спрошу, а зачем мы, вообще, все здесь.
Короче, при взгляде на девушку я почувствовал только страх, но никак не возбуждение.
Увидев меня, телка взмахнула рукой. Я повалился ничком. Под диваном стояла стопка полная чего-то. Схватив ее, я перевалился на спину, вливая в рот содержимое.
Зажмуриться.
Мир треснул еще немного.
Стеклянная пепельница, валяющаяся за телевизором, взлетела и ударила девушку в лоб.
Я вскочил. Похмелье отступило под выбросом адреналина. Оставался черный ход. Я, прижимая кассету, ринулся к нему.
Блядь, как я засрал дом!
Споткнувшись неимоверное количество раз и разбив к чертям пальцы на правой ноге, я выбежал на задний двор. И остановился. Передо мной стояла еще одна телка. Явно главнее, чем та, что осталась валяться в комнате.
- Плохо, мальчик? – ласково спросила она.
- Мальчику несомненно плохо, - ответил я, шаря рукой в зарослях плюща, обвивающего стенку.
- Просто отдай кассету. Отдай – и все будет хорошо.
За телкой стояли двое. Один смотрел за забор. Второой целился в меня из какого-то пистолета. Я не разбираюсь в оружии.
Зато я, наконец-то, нашарил, что искал.
Бутылка простой русской водки. Горло обожгло.
Я взмахнул руками.
Первого громилу ударил кирпич, валявшийся около забора. Второму в глаз влетел перстень первого.
- Безотходное производство! – хмыкнул я.
- Думаешь? – улыбнулась женщина. И выкрикнула что-то.
Я бегу по степи. Позади слышится топот коней. Я знаю, что это индейцы. А я просто ковбой, который изнасиловал дочь вождя, и теперь вынужден убегать.
И я бегу.
Мир трескается чуть больше.
Я бегу по улице города. Навстречу мне выходит толстый, лоснящийся итальянец.
- Беги! – кричит он!
Навстречу идет женщина с коляской. В коляске сидит ребенок с презрением во взгляде. Я выхватываю из ее рук погремушку.
- Остановите его! - женский крик сзади.
Я пробегаю двадцать один шаг и бросаю погремушку назад. Хоть бы в коляске была девочка. Иначе не сработает!
Сработало! Прочь иллюзии!
И я бегу. И думаю, что пришло время. Я кусаю рукав. Там внутри на скотч прилеплена маленькая бутылочка виски. Из супермаркета.
Алкоголь льется в горло. Окружение обретает реальность. Я в тоннеле. Судорожно оглядываюсь. Какие-то шланги на стенах. Рельсы под ногами. Сзади шум.
Шум!
Я бегу! Бегу, надрывая легкие, истерзанные сигаретами, выжимая все из печени, которая осталась только в медицинских справках.
Ребра сдавливают сердце. В бок на каждый шаг втыкаются вязальные спицы. Горло деревянное, сглотнуть – подвиг.

Tags: Ксерион, Ты норкоман штоле?
Subscribe

  • Про котиков и другое

    Румпель и Барт скучали. Большие переехали из такой уютной квартиры в новый дом. Котов, естественно, забрали с собой. Захара Большие перевезли тоже.…

  • Про год

    Хуевый год. Хоть и свинячий. Ну, то есть, вроде как мой должен быть. А вот хуй, как говаривали преподы на экзаменах, которым я пытался доказать…

  • Про утро

    - Мы договорились, Питер? Конечно, мы договорились. Эта сука загнала меня в угол. Я сплюнул на грязную палубу. Но нельзя же было уйти просто так,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments