Зачарованный Лес

Тут внезапно добавились в друзья тысячи двадцать людей. Решил в двух словах объяснить, про что здесь.

Меня зовут Скайльд.
Мою жену - Нэйра.
Нашу дочь - Повелитель Тьмы, Властелин Зла, Черный Владыка. В ЗАГСе завистливые паладинские прихвостни записали просто - Юна.
Нашу квартиру мы окрестили Зачарованный Лес.
Там живут три два кота: Румпельштильцхен, Бартлби и Кеша (был отдан Хану на переименование и пмж). Последнего называли не мы, он нам с таким недостатком уже достался.
Нашего домового зовут Захар. Ну, то есть, это мы его так зовем. Учитывая, что он исправно пьет выставленную ему водку и старается шуметь потише - его устраивает.
Странные прозвища, встречающиеся в журнале - невымышленные вовсе друзья. По крайней мере, они меня убеждают в этом. А психиатр негодует. Ну, то есть Вечный, Хан, Голд, Лимит, Фин - это все реально существующие люди.

А еще мы продали квартиру, построили дом и уехали туда натурально жить, пить и прозябать. Специально для этого купили машину с гордым именем Листик (и уже продали ее и купили новую. Я пытался назвать ее Серенити, но не прижилось. Так и осталась - Пасска) и теперь учимся играть на свирели.

Всем известно, игра на свирели - лучшее лекарство от хандры (с)


Традиционно: Всем добра, кроме тех, кто дурак.

UPD: Блин! Оказывается некоторые из вас - не просто буквы с той стороны экрана. Я видел некоторых из вас, дорогие товарищи! Вы в хорошую сторону ебнутые и это здорово.

Тех, кого не видел, ну, ждите, чо. Доедем и до вас. 

Про котиков и другое

Румпель и Барт скучали. Большие переехали из такой уютной квартиры в новый дом. Котов, естественно, забрали с собой. Захара Большие перевезли тоже. Специально приготовили ящик с монетами и мехом.
- Они совсем больные? - спрашивал котов Захар.
Барт - уже заматеревший  кот - бросался в пылкие объяснения. Румпель молча выпячивал лопатки. Этот жест он подсмотрел у Больших. Те называли это “пожать плечами”.
Черные остались в большом городе. Тут было все по-другому. Вкусные мыши, луна, прибожек по имени Прибожек (Большие не самые креативные создания). Коты толстели, ели и скучали. У Больших было все нормально. Захар сменил вилку на сучковатую палку и неделями пропадал, объясняя местному народцу, что иногда лучше жевать. Пока есть чем. В общем, в доме царила лень.
Скучно перестало быть, когда сама маленькая из Больших попросила кошечку. И в доме появилась Хель.
Collapse )

(no subject)

Я истеричка. Давно можно было бы понять. Но все-таки случаются люди, которые приходят дружить с нормальными рукопожатиями, а потом удивляются, что я пишу им в три ночи "Идите на хуй".

Причем я умею быть милым. И обаятельным в одежде.

Но нервы расшатаны репитициями. Поэтому я груб и естественен. А без одежды еще и толстый.

Кто посоветовал "Иди в спортзал, убейся тренировками" - сразу идите на хуй. Я алкоголик о сорока годах. И не вижу причин менять хоть что-то.

Другой вопрос. Ведь я, когда предупреждаю, что я истеричка и алкоголик, я же серьезен. Почему люди вопспринимают это как попытку эпатировать?

Ай, и в пизду. 

Про Скайльда

 Да, будет про меня, несмотря на то, что день рождения вчера был у Нэйры.

Я, в общем, бьюсь в кризисе. Не, не в том, банальном, когда денег нет, жена уродина, а дети - заебали. Тут-то как раз все норм. Денег плюс-минус хватает. А когда я бросаю пить Баллантайнс, то даже с избытком. Нэйра - мое самое лучшее альтер-эго. Повелитель обувает меня в Каркассон и читает книги не вслух. В клановском чате пишет мне "Папа, живи всегда".

Ладно, вру. Я подыгрываю ей в Каркассон.

Внешне ничего не поменялось. Я так же выпиваю свои полтора литра водки в неделю. Спать - в четыре. Утром кофе.

Только вот не пишется. Никак. Не идет. Идеи роятся. А руки не поднимаются.

Думал с греха окунутьс в мицелий, но и тут просос. Оказалось, дорого и хуй достанешь.

Как-то так...

Про год

Хуевый год. Хоть и свинячий. Ну, то есть, вроде как мой должен быть. А вот хуй, как говаривали преподы на экзаменах, которым я пытался доказать победу чувства юмора над знаниями. Все не буду рассказывать - там и без того все тревожно, как в "Армагеддоне" без Брюса Уиллиса. Посмотрим просто на меня.

Collapse )

About Unknown Armies

Ребра сдавливают сердце. В бок на каждый шаг втыкаются вязальные спицы. Горло деревянное, сглотнуть – подвиг.
Я спотыкаюсь – бежать по шпалам, пиздец как неудобно. Впереди светлеет. Тоннель под ногами дрожит.
Я бегу. Я стараюсь не оборачиваться.
Поворот. Еще поворот. Яркий свет бьет по глазам. Красные цифры на табло замирают.
Я бегу. Воздух превращается в кисель. Я чувствую, как колени врезаются в него. Как в... Как в кисель.
В висках начинает стучать. В глазах – краснеет.
Collapse )

Про утро

- Мы договорились, Питер?
Конечно, мы договорились. Эта сука загнала меня в угол. Я сплюнул на грязную палубу. Но нельзя же было уйти просто так, не воткнув последнюю шпильку.
- Конечно, капитан. По рукам?
- Сгорел на хуй отсюда!
Collapse )

Про мою борьбу

Как-то по осени мы с Нэйрой таскали сайдинг. Сначала в дом, потом из дома, потом снова в дом, потом в другую комнату. В общем, основательно подготовились к тому, чтобы сайдинг можно было вынести из дома.

Я геройски держался, стараясь не упасть, не застучать кулачками в пол и не заплакать. Руки поглядывали на меня сквозь пальцы, недоумевая, какого хуя их заставляют поднимать что-то тяжелее стопки и компьютерной мыши.

Collapse )